Сексолог Бейлькин on-line

блог сексолога Михаила Бейлькина

Previous Entry Поделиться Next Entry
Сексологические аспекты педофилии
сексолог Михаил Бейлькин
beylkin

Текст моего доклада на семинаре "Школы психического здоровья" (организаторы: служба детской психиатрии Челябинской области и кафедра общей психологии при ФГБОУ ВПО "ЮУрГУ" (НИУ). Тема семинара: "Дети и насилие". Дата: 24.10.2013г. На семинаре также выступали: профессор-психолог, представитель УМВД, доцент каф. психиатрии ЮУГМУ, психиатры и психологи (зав.детскими отделениями). Аудитория слушателей - педагоги и психологи.

Скачать полный текст доклада можно на моём сайте: http://beylkin.16mb.com/blog/pedophilia

Сексологические аспекты педофилии

В сексологии проблема педофилии лишь частично совпадает с темой сексуального насилия над детьми. С другой стороны, насилие над детьми – вовсе не исключительная монополия педофилов. Казалось бы, какая разница, кто преступник? Участвуя в судебно-психиатрической экспертизе, встречаешь монстров с самой различной психопатологией, насиловавших малых детей. Каким бы ни был их диагноз, я часто ловил себя на мысли – они заслуживают смертной казни (конечно, если были вменяемы в момент преступления). Социологические опросы показали, что именно так думает большинство наших сограждан. Казалось бы, налицо полное единомыслие сексологов и всех, кто, так или иначе, сталкивается с сексуальным насилием над детьми. На деле всё обстоит иначе.

Педофилия стала объектом пристального внимания общества. Ярлык «педофил» вешают на кого ни попадя. Участвуя в судебно-психиатрической экспертизе, на каждом шагу приходится удивляться тому, что даже работники правоохранительных органов, следователи, судьи очень мало осведомлены о сути педофилии и обо всём том, что к ней относится. Скажем, участвую в экспертизе 16-летнего парня, заподозренного в педофилии. Вместе с ещё двумя подростками он совершил половой акт с пятнадцатилетней подругой. С ней он и раньше вступал в половые контакты; она живёт половой жизнью лет с 13-ти, с ней переспали пол посёлка молодёжи; она растёт в неблагополучной семье – мать алкоголичка, отчим тоже, и сама девочка употребляет и пиво, и кое-что покрепче. По временам она приворовывает деньги и вещи у своих партнёров. На этот раз мать застукала её под утро в заброшенном доме с тремя парнями и дочь объяснила всё происшедшее, тем, что её изнасиловали. Картина, конечно, печальная, она - свидетельство социального и этического кризиса, которым охвачены достаточно широкие круги нашего общества. Но причём тут педофилия?!

Или вот такая история. В педофилии подозревается подследственный 1997 года рождения. С 9-ти лет он воспитанник детского дома. И в детдоме, и в школе ведёт себя агрессивно; вызывающе употребляет нецензурную брань в адрес педагогов и соучеников, бьёт более слабых одноклассников и воспитанников детдома. Привлекался к судебной ответственности и был осуждён за кражу со взломом. Рассказывая об этом эпизоде, хвастает тем, что именно он был, якобы, инициатором и организатором группового преступления. На руках татуировки с уголовной символикой, сделанные в заключении. Обладает тщедушным телосложением, но бравирует тем, что владеет специальными приёмами драки. Чтобы нагнать побольше страху на окружающих, на каждом шагу демонстрирует «приблатнённые» повадки.

Мастурбировать начал в 14 лет. Полгода назад вступил в половую связь со сверстницей, правда, половой акт с ней был лишь однажды. Утверждает, что ухаживал за своей избранницей (в его терминологии, «мы гуляли с ней») больше полугода после их совместного турпохода, в котором они познакомились; утверждает, что любит её.

Обвиняется в неоднократном насильственном совершении оральных и анальных половых актов с 10-летним воспитанником своего детдома. По показаниям потерпевшего, насилиям предшествовали угрозы и побои. Активным насильственным партнёром потерпевшего является ещё один 15-летний воспитанник этого же детдома. Именно его однажды и застала воспитательница во время анального акта с потерпевшим.

Сам подследственный категорически отрицает свою связь с потерпевшим (его-то на месте преступления не было, а о его насильственных актах известно лишь из показаний жертвы). Но рассказы потерпевшего представляются вполне достоверными, причём он упоминает нередкие случаи, когда акт прерывался, не заканчиваясь эякуляцией, а насильник без каких-либо объяснений злобно прогонял его прочь. По-видимому, не всегда срабатывают те гетеросексуальные фантазии, что позволяют подростку вступать в гомосексуальный контакт. Вся эта история беспросветна, тем более что в аналогичных случаях насильники-детдомовцы в ходе экспертизы отнюдь не скрывают своего преступления, а порой даже оправдывают его – например, потерпевший, якобы, шарил по тумбочкам и потому его необходимо «опустить» (изнасиловать) «по закону».

Именно так заявляет подельник предыдущего подследственного. Это детдомовец А, 1998 года рождения. Обвиняется в неоднократном изнасиловании того же 10-летнего мальчика, о котором уже шла речь, и, тем самым, подозревается в педофилии.

Подследственный держит потерпевшего в «чёрном теле» – бьёт, если тот делает что-то неположенное ему по его статусу или вызывающее подозрение, в частности, если он подозрительно «крутился у чужой тумбочки». В представлении А., «воспитание» младшего, в том числе с применением сексуального насилия – неотъемлемое его право, как ученика 7-го класса.

Из анамнеза известно, что онанировать начал в 12 лет, через год к оргазму добавилась эякуляция. В 14 лет впервые вступил в половой акт с 14-летней воспитанницей их общего детского дома. В 2013 году побоями принудил 10-летнего потерпевшего к фелляции, а на следующий день и к анальному половому акту. В июле того же года оба попали в изолятор детского дома. Насильственные контакты с потерпевшим происходили несколько ночей подряд. Обычно А. заставлял партнёра приходить к нему в постель. Неожиданно вошедшая в комнату воспитательница увидела, как младший, скачет голышом над лежащим на спине А. Будучи под следствием, в беседе с врачом насильник признаёт, что полового влечения к потерпевшему не испытывал; «кайф» был не столько от самого секса, сколько от того, что он «опускал» «слабака».

При объективном обследовании отмечается отставание насильника в физическом и половом развитии. В пубертат он, разумеется, вступил, но гениталии по развитию соответствовали возрасту лет в 13, оволосение на лобке скудное, по женскому типу. В психологическом плане отмечается ясное понимание ситуаций, где можно либо получить выгоду, либо попасть впросак. Это сочетается с удивительно узким кругозором, бедным словарным запасом, ориентацией на делинквентные и даже преступные стандарты поведения. Без стыда и смущения рассказывает о том, как попался на воровстве. Успел побывать в заключении, где сделал массу уродливых примитивных наколок. При всей физической несхожести, оба насильника ничем не отличаются друг от друга ни характером поведения, ни судьбой.

Словом, уголовные, тюремные обычаи стали частью жизни детских домов. Это страшно, но причём тут педофилия?! В историях обоих подростков-подельников речь идёт о насильственной однополой активности лиц с гетеросексуальной ориентацией в условиях иерархической системы, основанной на агрессивном подавлении слабых воспитанников детдома сильными и «приблатнёнными».

Так что же такое педофилия, какие критерии позволяют отличить её от всевозможных форм половых контактов с несовершеннолетними?

Педофили́я — сексуальное предпочтение детей допубертатного или раннего пубертатного возраста. Кое-кто выделяет гебефилию — сексуальное влечение к раннепубертатным детям (11-14 лет), но по МКБ (Международной классификации болезней), сексуальный интерес к раннепубертатным детям также безоговорочно отнесён к педофилии.

Согласно МКБ-10 для постановки диагноза «педофилия» должны быть соблюдены следующие условия: 1) «налицо сексуальное предпочтение педофилом допубертатных или раннепубертатных детей, причём само осознание этого факта и соответствующие фантазии на этот счёт причиняют ему дистресс», или 2) «он действует в соответствии со своими сексуальными фантазиями и желаниями». Согласно «Руководству по диагностике и статистике психических расстройств» Американской психиатрической ассоциации (АПА), «педофильная девиация, оценивается как таковая у лица не младше 16 лет на основании наличия не меньше 6 месяцев интенсивных сексуальных побуждений, фантазий, связанных с вовлечением в сексуальную активность допубертатных детей». Это третий из критериев, позволяющих диагностировать педофилию.

Педофилия бывает, в основном, у мужчин гетеросексуальной ориентации (их 94% в контингенте педофилов). Женщины-педофилы встречаются редко.

Казалось бы, всё предельно ясно. Если у кого-то налицо все три критерия, то он – педофил, человек, страдающий психическим расстройством. Если у него имеется дистресс, связанный с девиантным влечением, его надо лечить, а если он свои педофильные предпочтения реализует, то он – преступник и подлежит суду.

Но все эти бюрократически точно сформулированные построения теряют свою убедительность в свете того факта, что влечение к детям вполне может обойтись и без перечисленных критериев, а вопрос, считать ли педофилию психическим расстройством, и вовсе представляется сомнительным. Эти возражения – результат опытов канадских психологов. Они оснащали испытуемых мужчин-добровольцев, участвующих в эксперименте, специальными датчиками, регистрирующими половое возбуждение, и давали им смотреть эротику, как гетеро-, так и гомосексуальную, перемежая и ту и другую с педофильной. Выяснился чрезвычайно интересный факт – почти у всех испытуемых при разглядывании педофильной эротики возникала эрекция. Между тем, все эти люди вовсе не считали себя педофилами, да и не были ими.

А ведь результат канадского эксперимента можно было предсказать заранее. Реклама пользуется изображением красивых детей, чтобы вызвать интерес к самым различным товарам. Расчёт строится на том, что в подобных случаях эмоциональное воздействие достаточно мощное, но оно не осознаётся как эротическое; истинный характер воздействия на психологию потребителя рекламы замаскирован. Людям нравится видеть изображения красивых детей, но они не отдают себе отчёта в природе такого эффекта. Ведь принято считать, что дети словно ангелы: прекрасны, но асексуальны. Опыт канадцев показал, что мужчины, как правило, подсознательно реагируют на эротическую привлекательность детей адекватно, то есть эротически, но в сознание этот факт не допускается. Мало ли, что у него появилась эрекция при виде красивого ребёнка? Дети не могут быть предметом сексуального посягательства и потому её, эту неоправданную эрекцию, можно игнорировать. Таковы запреты, налагаемые европейской культурой, которые накрепко усваиваются большинством.

Но так ли абсолютны эти табу? Есть два обстоятельства, которые позволяют заподозрить, что они достаточно условны. Во-первых, выявлены биологические предпосылки сексуального влечения к неполовозрелым детям. Наблюдения над приматами показали, что матери-обезьяны не позволяют самцам приближаться к совсем юным детёнышам. Но через какое-то время этот жёсткий контроль снимается и обезьянья молодёжь допубертатного возраста становится объектом половой активности более старших самцов. Во-вторых, во многих древних культурах в той или иной форме половые контакты взрослых с детьми считались нормой. Не будем вдаваться в обсуждение вопроса, что выигрывает общество, в котором эротические контакты взрослых и детей разрешены. Но уместно напомнить, что ещё сравнительно недавно в Англии и во Франции девочек выдавали замуж с 11-13 лет. Сексолог Казимеж Имелинский пишет: “Во Франции лишь во второй половине XIX века граница возраста, в котором девочка могла вступать в брак, была увеличена с 11 до 13 лет, а в Англии только в 1929 году был упразднён обычай, по которому 12-летняя девочка считалась способной вступить в брак”. И как не вспомнить Пушкина:

«Да как же ты венчалась, няня?»

«Так, видно, бог велел. Мой Ваня

Моложе был меня, мой свет,

А было мне тринадцать лет.

Недели две ходила сваха,

Я горько плакала со страха,

Мне с плачем косу расплели

Да с пеньем в церковь повели.

Исходя из перечисленных фактов, американский психиатр Ричард Грин, поддержанный группой учёных, заявил, что не считает педофилию психическим расстройством. Это заставило психологов и психиатров задуматься. Рабочая подгруппа по парафилиям во главе с Реем Блэнчардом нашла разумный компромисс в полемике c Грином – она признала парафилию состоянием, не требующим психиатрического вмешательства, если она не причиняет никому вреда – ни тому, кто вполне осознаёт своё собственное влечение к детям, ни самим детям.

Для такого решения имеются серьёзные основания - подавляющая часть педофилов реализует свои нестандартные сексуальные потребности лишь в соответствующих сексуальных фантазиях, мастурбационных актах, общением в Интернете, просмотром порнографии соответствующего содержания и в несексуальном общении с детьми.

Мало того, наряду с «безвредными» педофилами, есть и «полезные», даже ценные.Именно таким человеком был, например, Льюис Кэрролл – «любимый всеми детьми автор классических произведений «Приключения Алисы в стране чудес» (1865), «Сквозь зеркало и что там увидела Алиса» (1871) и «Охота на Снарка» (1876), человек, три четверти свободного времени проводивший с детьми, способный часами без устали рассказывать детям сказки, сопровождая их забавными рисунками, и, отправляясь на прогулку, нагружавший свой саквояж всевозможными игрушками, головоломками и подарками для детей, которых он может повстречать, этакий Дед Мороз на каждый день». (Это цитата из его биографии, опубликованной в Англии. Образ Деда Мороза, применённый к Кэррелу, резко контрастирует с образом, найденным, Агустином Малоном, испанским профессором, который обвиняет сегодняшнее общество в раздувании педофильной истерии. Он пишет: «Социально-религиозный миф пожирателя невинных душ был воскрешён, педофил теперь занял место людоеда». Но вернёмся к Кэрроллу. Он был профессором математики в Оксфорде и отнюдь не блистал красотой (асимметричные глаза, подвёрнутые уголки губ). К тому же он заикался и был глух на правое ухо. Похоже, на успех у женщин он особо не рассчитывал. Да они его и не очень интересовали. Наибольшую радость доставляла Кэрроллу дружба с маленькими девочками. «Я люблю детей (только не мальчиков)», — записал он однажды в дневнике. Девочки (в отличие от мальчиков) казались ему удивительно красивыми без одежды. Порой он рисовал или фотографировал их обнажёнными — с разрешения матерей» (Это вновь цитата из биографии Кэрролла). Словом, он был истинным педофилом. Как, кстати, и наш гениальный соотечественник Владимир Набоков. Мы можем только догадываться (судя по гениальному роману «Лолита»), насколько Набокова тяготило и невротизировало влечение к девочкам-подросткам (тот самый дистресс). Но вот, что совершенно очевидно – оба они, и Кэрролл, и Набоков, никогда не реализовали своё сексуальное предпочтение. Они сублимировали его в своё творчество. И человечество уже в котором поколении благодарно им за их великолепные книги.

Но, увы, есть, разумеется, и разновидность педофилов, являющихся источником угрозы для окружающих. Благодаря этим педофилам-извращенцам трагические события время от времени потрясают общество. Так, недавно в Якутске изнасиловали 4-х летнюю девочку, и, похоже, (хотя полных сведений на этот счёт пока нет), это преступление совершил педофил. В марте этого года мне пришлось быть консультантом по делу 59-летнего Сергея Б., ранее уже отсидевшего 10 лет за изнасилование 10-летней девочки. Ко мне он попал после совершения второго преступления, ещё более тяжкого, чем первое. Не могу не признаться, что общаясь с ним, я всё время думал о том, зачем же его выпустили на свободу, почему не осудили на пожизненное заключение без права на досрочное освобождение?!

При всех своих преступлениях Б., казалось бы, жил абсолютно нормальной половой жизнью: с 16 лет у него было 4 добрачных связи, затем он женился, прожил с женой 24 года, имеет сына, дочь, внуков. Тем не менее, выйдя на свободу, он изнасиловал 7-летнюю соседскую девочку. Повёл её к себе, «смотреть мультики». Усадил на колени, почувствовал эрекцию, снял с неё трусики. Поначалу он попытался ввести член во влагалище, но поскольку ему это не удалось, совершил вестибулярный акт, закончившийся эякуляцией. Поскольку девочка пригрозила, что расскажет обо всём матери, он стал её душить, а затем убил несколькими ударами табуретки по голове. Для сокрытия преступления Б. утопил труп своей жертвы в фекальной яме. В беседе со мной он объяснил свой поступок тем, что был пьян. При этом Б. не выказывал никаких эмоций, не проявлял никакого сочувствия погибшей девочке. Мало того, подследственный именно её считает виновницей преступления – она, дескать, ёрзала, сидя у него на коленях, и тем самым вызвала эрекцию, что и привело ко всем последующим событиям. Рецидив преступления против детей допубертатного возраста, эмоциональная холодность преступника, его уголовные «украшения» – татуировка и гирлянда «ушей» (инородных тел, вставленных под кожу члена), а также характер результатов его тестирования по опроснику MMPI, позволили мне дать заключение: «Педофильная перверсия у шизоидного психопата».

Следует заметить, что такое преступление не совсем типично для педофилов. Если совершается убийство малолетней жертвы, то чаще речь идёт не о сокрытии преступления, а о садизме. Муки жертвы, её мольбы и беспомощность порой дают садисту такое наслаждение, что он обходится и без эрекции, и без полового акта. В качестве примера приведу супружескую пару, которая заманила к себе красивую девочку, зверски пытала её, замучив до смерти. При этом садисты-супруги записали крики и мольбы несчастной о пощаде на магнитофон, наложив страшную запись на фон весёлой детской рождественской песенки.

Обычным педофилам садистское поведение не свойственно. Самая характерная история этой парафилии рассказана педофилом Ж. польскому сексологу Збигневу Старовичу, автору книги «Судебная сексология». Её стоит процитировать вместе с комментариями Старовича.

«Обследуемый Ж., 35 лет, происходит из семьи интеллигентов, работает научным сотрудником, женат, отец троих детей. В родительской семье рос и развивался нормально. Примерно в 5-летнем возрасте в игре со сверстницей выполнял роль коровы. Он стоял обнажённым на корточках, а девочка «доила» его за половой член в ведёрко, в которое он по условиям игры должен был помочиться. Мастурбировать начал в 7 лет, причём эякуляция присоединилась к чувству оргазма только в 13 лет. Мастурбация сопровождалась сексуальными фантазиями о контактах с ровесницами. В возрасте 20 лет впервые осознанно совершил сексуальные действия в отношении девочки. По его рассказу: «Это была маленькая дочь моих приятелей, которая очень любила играть со мной. Однажды, чтобы проверить, не обмочилась ли она, без всякой задней мысли, я потрогал её трусики в области половых органов. Она обиделась, и сказала, чтобы я больше никогда не трогал её. Этот почему-то возбудило меня и в дальнейшем, когда по просьбе приятелей я часто оставался с ней за няньку, то, пользуясь тем, что она крепко спала, гладил её тело, и по возможности трогал и клитор. Затем я стал это проделывать, одновременно мастурбируя свой член. Так продолжалось несколько месяцев. Девочка постепенно совсем ко мне привыкла, и мои ласки перестали вызывать её протест, а поэтому становились всё более смелыми. Однажды мы гуляли с ней по лесу, и я решил её сфотографировать. Она охотно позировала мне в обнажённом виде, принимала предлагаемые мной позы и позволила сфотографировать себя лёжа на спине с разведёнными ногами, так, чтобы в кадр попали её половые органы. При этом я сказал, что к её пипиське прилипли вкусные крошки от только что съеденного нами торта и, под предлогом слизывания их, стал манипулировать в области клитора. Тут она сказала, что хочет пописать, это очень возбудило меня и я попросил сделать это «по-мальчишески», стоя».

В дальнейшем обследуемый подробно описал свои сексуальные действия более чем с 40 девочками. В этих контактах его возбуждало, когда они «по-мальчишески» мочились, прикасание рукой к ещё мокрым после этого половым органам, ласки и поцелуи всего их тела и половых органов, ласки клитора языком и осторожное введение пальца во влагалище. Выработалась особая стратегия знакомства с девочками. «Около жилого дома высматриваю одиноко гуляющую девочку и, улыбаясь, заговариваю с ней. Рассказываю, что я из ЖКХ и прошу её проверить список жильцов, при этом интересуюсь одной семьёй, которая живёт в их доме, называя вымышленную фамилию. Разговаривая с девочкой, глажу её по головке и плечам. Если она воспринимает это спокойно, то присаживаюсь рядом с ней на корточки и моя рука смещается ниже – глажу её ножки, начинаю говорить с ней об излюбленных детских играх. Если контакт устанавливается и я вижу, что она меня не боится, то прошу её сопроводить меня и завожу девочку в подвал или на чердак. Там, продолжая разговаривать, свободно прижимаю к себе малышку, глажу её по животу, аккуратно развожу её ножки и проникаю рукой к половым органам, нежно их ощупываю и поглаживаю. Потом мы вместе выходим и дружелюбно расстаёмся. Некоторые девочки не хотят таких ласк, а другие сами поднимают платье и с удовольствием позволяют делать с собой всё что угодно. Я всегда хотел, чтобы мне попадались девочки, воспринимающие мои ласки охотно и с удовольствием, и нередко находил таких. Вот совсем недавно я обычным способом познакомился с 8-летней девочкой. Всё произошло, как обычно, она не возражала против самых смелых ласк. Воодушевлённый этим и сильно возбудившись, я аккуратно ввёл ей во влагалище палец. Она сразу умолкла, стала мелко дрожать и я почувствовал, что мой палец стал увлажняться. Ломающимся от вожделения голосом спросил, приятно ли ей, она ответила, что очень. Спросил, хочет ли, чтобы было ещё приятнее, ответила утвердительно. Дрожа от возбуждения, положил её на спину, раздвинул ножки, ввёл во влагалище палец и стал совершать им движения, как половым членом при сношении. Она выгибалась и щебетала от удовольствия, а я ощущал как ритмично сокращается её влагалище. Попросил в награду сделать приятное и мне – она сразу же согласилась. Я обнажил половой член. Она долго рассматривала его и сказала, что никогда ещё этого не видела. По моей просьбе стала его трогать руками, развилась эрекция, возбуждение всё нарастало. Спросил – хочет ли она, чтобы из него вылилось молочко? Она ответила, что хочет. Этого оказалось достаточным, чтобы произошло семяизвержение. Ей это понравилось и она попросила повторить выделение «молочка», но я уже обессилел».

Первый нормальный гетеросексуальный акт был в 23 года с будущей женой. Никогда не испытывал затруднений в половом плане. Имел 3 внебрачных связи со зрелыми женщинами, которые тоже были сексуально успешными. Одна из этих связей продолжалась 6 лет. Супруга внешне эффектная, привлекательная женщина. Она считает свой партнёрский союз с Ж. удачным во всех отношениях, в том числе в сексуальном плане. О девиантном сексуальном поведении мужа ничего не знает».

В заключение Збигнев Старович отмечает: «Наличие у обследуемого высокого интеллекта в сочетании с определёнными артистическими и педагогическими способностями позволили ему совершать многочисленные и многолетние педофильные контакты таким образом, что он никогда не был в них уличён и заподозрен. Объяснением его девиации служит то, что в детстве Ж. воспитывался в семье, где доминирующую роль играла его мать, а отец, видный учёный, полностью находился под властью жены. То, что образом для сексуальной идентификации Ж. послужил отец, занимавший подчинённое положение в семье, и стало причиной задержки эмоционального и сексуального развития обследуемого на ранних этапах».

(Окончание доклада - здесь: http://beylkin.livejournal.com/11673.html Ваши комментарии оставляйте там же. Комментирование этой части отключено.)

Комментарии отключены

Для этой записи комментарии отключены.

?

Log in

No account? Create an account