Сексолог Бейлькин on-line

блог сексолога Михаила Бейлькина

Previous Entry Поделиться Next Entry
Сексуальные преступления глазами сексолога
сексолог Михаил Бейлькин
beylkin

Предуведомление: В связи с угрозами ввести запрет на публикации, приобретающими «общественное звучание», мы максимально ограничиваем опубликованный ранее  текст профессиональными рамками. Если при этом в статье всё-таки прослеживаются сомнения в объективности нынешнего судопроизводства, подверженного давлению властей и партийных функционеров всех мастей, то не авторы статьи виновны в этом.

Подследственный Г, 1959 г. рождения, по ходу его судебно-медицинской экспертизы дважды доставлялся под конвоем к сексологу на консультацию. В первый раз это произошло в мае 2012 г. Из материалов его дела известно, что подследственный в ночь с 20 на 21 сентября 2011 года изнасиловал девушку, официантку кафе, возвращающуюся после работы домой по пустынному городу. Г. подъехал к ней на автомобиле и спросил, как ему проехать в какое-то место. Подойдя к ней вплотную, он приставил нож к её горлу и, крепко обхватив, втащил в автомобиль. Жертва подверглась угрозам и жестоким побоям. От ударов по голове она потеряла сознание, а придя в себя, обнаружила, что её лицо разбито, из носа и изо рта течёт кровь, она раздета догола  и связана. Верёвка фиксировала её руки и туловище, а также обтягивала шею в виде удавки. Угрожая убийством, Г. наносил ей порезы ножом. Кровоточила и кисть, раненная в самом начале нападения, когда жертва, обороняясь, ухватилась за лезвие ножа. Угрозы, порезы ножом и оскорбления заставили девушку признать безвыходность её положения. После этого подследственный заставил жертву взять его член в рот. Это сопровождалось характерной сценой – поскольку рот был в крови, насильник выразил своё презрение по поводу нечистоплотности жертвы и заставил её прополоскать рот пивом. Оральный акт длился около 10 минут, сопровождаясь упрёками в адрес жертвы – она, дескать, неспособна доставить удовольствие настоящему мужчине, и ему приходится довести себя до эякуляции самостоятельно. После онанизма последовало грубое введение пальца (или пальцев) насильника во влагалище. Возвратно-поступательные движения были болезненны и, вопреки жалобам жертвы, продолжались около 5-ти минут. Затем, по просьбе жертвы, насильник вывел её голой с петлёй  на шее из машины, позволив ей помочиться. По возвращении в автомобиль тональность речей кардинально изменилась. Насильник заявил, что теперь он стал совсем иным, чем прежде, «белым и пушистым». Он посоветовал жертве не обращаться «в ментовку» - это, мол, бесполезно и не нужно.  Он сейчас человек исключительно добрый (каковым является по своей природе) и просит у неё прощения. «А не проще ли, в таком случае, удовлетворять своё половое желание с проституткой, обойдясь без ножа и побоев?» – спросила девушка. «Со шлюхой совсем другие ощущения. Такие, как вы, доставляете больше удовольствия» - ответил насильник.

В беседе с сексологом Г. признался, что по временам испытывает желание насильственной половой связи с физическим и моральным унижением партнёрши. Он совершил около 10  подобных преступлений, причём четырежды попадал в руки правоохранительных органов и затем всякий раз отбывал наказание. Как правило, за примерное поведение, его освобождали досрочно, а главное – большинство потерпевших в милицию не обращалось. Честно глядя в глаза врачу, Г. утверждает, что в его преступлениях, оставшихся нераскрытыми, всё обошлось без убийства.

На этот раз дело приобрело неожиданный поворот.

Потерпевшая в полицию не обратилась, зато пожаловалась криминальной группировке, «крышующей» кафе, где она работала. Поскольку начались поиски насильника, тот испугался за свою жизнь. Он, во-первых, позвонил главарю группировки и предложил ему в качестве компенсации свой автомобиль. Во-вторых, он пришёл с повинной в полицию и несказанно обрадовался своему аресту.

Из расспросов сексолога выяснилось, что подследственный живёт  половой жизнью с 14 лет, имел множество женщин, был женат, у него две взрослые дочери. Причиной развода послужило его очередное тюремное заключение. Между отбыванием сроков наказания Г. живёт интенсивной половой жизнью. При этом выяснятся, что с 45-ти лет у него резко ослабела эрекция. С постоянной партнёршей  он пользуется фаллоимитатором или делает фрикции пальцами, введёнными во влагалище. Это отчасти связано с сосудистым заболеванием, вызванным  курением и сахарным диабетом. Но слабость эрекции  объясняется также и психологическими причинами: Г. нуждается не столько в традиционном половом акте, сколько в действиях, унижающих женщин и приносящих им боль, а ему садистское удовольствие. Наличие сахарного диабета потребовало приёма сахароснижающих таблеток, но на состоянии мужчины отразилось мало – он по-прежнему обладает атлетическим телосложением и незаурядной физической силой.

В беседе с врачом демонстрируется утрированное «миролюбие» и готовность следовать принятым социальным нормам. Высказывается стремление избавиться от агрессивных желаний, якобы чуждых его истинной природе. С подчёркнутой «искренностью», типичной для психопатов, способных лгать с неподражаемой убедительностью, он утверждает, что был напуган и растерян, увидев кровь на лице и руках потерпевшей. При этом Г. как бы не замечает очевидной неувязки – вопреки этой декларируемой «растерянности», он избил жертву до потери сознания, раздел и связал её, накинул петлю на шею, а когда она пришла в себя, стал глумиться над нею и насиловать её. Лживы и уверения подследственного в его «природном миролюбии». Уже в юности он был осуждён за разбой и грабёж. «Отработанность» приёмов «охоты» за очередной жертвой, нападения на неё, затаскивания в автомобиль, её деморализации, приведения в бессознательное состояние жестокими ударами по голове, а затем извращённого садистского насилия, свидетельствуют о двух важных обстоятельствах. Во-первых, о типичной для перверсии (полового извращения) стереотипии (стандартности и «отработанности» извращённой сексуальной активности), а, во-вторых, о богатстве накопленного опыта изнасилований, явно превышающем названную Г. цифру в 10 жертв.

Результатом тестирования с помощью опросника MMPI  стал вывод о том, что для подследственного характерны «иррациональное восприятие действительности, ригидность мышления и склонность к образованию сверхценных идей, наличие параноидного синдрома». В переводе на обыденный язык, речь идёт о дефектах мышления и мироощущения, характерных для психопатов-садистов. Всем окружающим они приписывают агрессивность, враждебность и моральную развращённость, они никому не верят и убеждены в собственной правоте, а также в «справедливости» кары, якобы, «заслуженной» его жертвами. Многие садисты убивают «морально неустойчивых» женщин (так поступал, например, знаменитый «Потрошитель»).

На основании сексологического обследования и психологического тестирования подследственного, Г. был выставлен диагноз:

«Садизм (перверсия, половое извращение) у шизоидного психопата (лица с уродством характера)».

Прошло более года и, к удивлению сексолога, подследственный Г. новой судебно-медицинской экспертизой был направлен к нему на повторную консультацию для решения вопросов, поставленных судьёй:

1.      Способен ли половой член подсудимого находиться в состоянии эрекции?

2.      Способен ли половой член подсудимого находиться в состоянии эрекции 1 час 30 минут?

3.      Был ли способен подсудимый (с учётом его сосудистого заболевания) на совершение полового акта в период с августа  по октябрь 2011 года?

Повторное заключение сексолога, понятно, повторило выводы, сделанные год назад (с дополнением ответов на поставленные вопросы):

Диагноз остался прежним: «Садистическая перверсия у шизоидного психопата».

Дополнительные выводы:

1.       Перверсный характер преступления (то есть наличие полового извращения, садизма) подтверждается стереотипией (стандартностью и «отработанностью») поведения насильника – «хорошо отработанным» типом захвата жертвы, безотказным способом её запугивания и деморализации, жестокостью избиения с целью ввести её в бессознательное состояние, её связывание, имеющее целью не только приведение в беспомощное состояние, но и доставление особого удовольствия насильника от вида «удавки» на шее жертвы, использование ножа для запугивания и нанесение множественных порезов жертве, глумление над нею в ходе сексуальных действий (насильственный оральный половой акт, введение пальцев о влагалище). Факт избиения и нанесения ножевых ранений подтверждено судебно-медицинским обследованием жертвы, имеющимся в деле подсудимого.

2.       Наличие шизоидной психопатии доказывается анализом жизни и поведения подследственного в прошлом (совершение насильником подобных же преступлений с их характером, опасным для жизни и здоровья жертв), а также результатами тестирования по опроснику MMPI.

3.       Необходимо учитывать, что стереотипный характер преступления в подобных случаях обычно меняется в сторону утяжеления преступления с убийством жертв. Это, во-первых, соответствует сути садизма и, во-вторых, способствует сокрытию преступления.

4.       Слабость эрекции не исключает реализации садистских сексуальных действий насильника, которые не зависят от способности (или неспособности) полового члена преступника к эрекции в течение 1 часа 30 минут в периоде с августа по октябрь 2011года.

Странный характер вопросов, поставленных судьёй М., конечно же, хорошо знакомой с делом подследственного и с результатами первой судебно-медицинской экспертизы,  настораживает в свете «откровений» Г. Он хвастливо заявил, что дело, возбуждённое против него, «разваливается, так как я страдаю отсутствием эрекции и неспособен к влагалищному акту». Как будто бы сутью садистского преступления является именно введение члена во влагалище, а не, скажем, в рот, как это успешно практиковал Г.! Выяснилось, что в настоящее время Г. признан инвалидом в связи с диабетом (по мнению врача, наблюдающего его в стационаре, подследственный не принимал назначенные ему таблетки, чтобы сделать показатели сахара крови более высокими).  И отныне находится он не в камере, а в больничной палате. Г. уверен, что будет выпущен на свободу прямо из зала суда. Похоже, что тенденция оправдать Г. действительно имеет место.

Такая «мягкость», которая грозит обернуться жестоким убийством очередной жертвы «раскаявшегося» садиста, вполне согласуется со странной избирательной «слепотой» прокуратуры в масштабах всей страны. Напомню, что сплошь и рядом садисты (взрослые и подростки) по наущению депутатов Думы, совершают преступления против подростков-геев. С жертвой связываются по Интернету якобы от лица такого же подростка, мечтающего о знакомстве и дружбе с единомышленником. Когда же обманутый приходит на место встречи, его встречает группа мучителей. Снимая всё происходящее на видео, они избивают подростка, заставляют его «признаться» в том, что он «грязный извращенец», сбрасывают его одетым в водоём (если он есть поблизости) и т. д. В дальнейшем запись демонстрируется всем желающим в интернете, а адресно её показывают учителям и ученикам школы, где учится несчастный. Уверяю вас, что бедный подросток получает на всю жизнь психическую травму, не менее тяжёлую, чем жертвы садиста Г. Прокуратура должна бы бороться с подобным насилием над личностью человека, «виновного» лишь в том, что его мозг в периоде внутриутробного развития формировался иначе, чем у представителей сексуального большинства. Что в соответствие со своей природой подросток мечтает о любви с парнем своей же сексуальной ориентации. Дети, ставшие жертвой беззаконного избиения и измывательства нуждаются в квалифицированной помощи благожелательного сексолога. Но, вот беда, такая работа ныне расценивается как «пропаганда» гомосексуальности (или транссексуальности).А ведь это также нелепо, как утверждение, что Земля стоит на трёх китах, а те – на черепахе!

Гомофобная кампания в стране привела и к садистским изнасилованиям (так при попустительстве правоохранительных органов преступники «лечат» лесбиянок) и к убийствам, совершённым на почве гомофобии. Что-то не слышно, чтобы преступники, совершившие эти злодеяния, были серьёзно наказаны.

Как не вспомнить горькое утверждение Алексея Навального, сетующего на то, что наша судебная система страдает двумя пороками – политической ангажированностью и продажностью.


  • 1
Вторая экспертиза по сути нужна чтобы переквалифицировать дело со ст. 131 "Изнасилование" на ст. 132 "Насильственные действия сексуального характера" УК РФ.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account